Сергей Морозов: «Быть немного мечтателем необходимо» (Интервью Губернатора Ульяновской области С.И.Морозова в журнале "Открытый регион", июнь 2013)

 

Встречи с губернатором стали традиционными для «Открытого региона».  Каждый год — новые темы, новые повороты, диктуемые самим временем.  Глава региона как бы расставляет вехи пройденного и указатели дальнейшего  пути. Именно это и интересует инвесторов — не застывшие показатели  состояния области в данный момент, а вектор ее движения. О движении и идет  речь в беседе редактора «Открытого региона» Сергея Титова с губернатором  Ульяновской области Сергеем Морозовым.

 

— Сергей  Иванович, насколько  я помню, возглавив область, вы с первого дня говорите о необходимости  активной инвестиционной деятельности областной власти. С высоты сегодняшних лет как вы воспринимаете первые шаги своей команды по работе с инвесторами?

— Мы тогда чудом успели запрыгнуть в последний вагон развития. Да,  тогда мы мечтали о том, как восстановить былое величие Ульяновской  области и занять достойное место среди регионов России — пятого в ПФО  и хотя бы 20- го по России. Журналисты любят ловить нас на слове. Могу сказать, что тогда мы не обманули — ни себя,  ни вас. Но сегодня, когда мы уже стали  такими зубрами в инвестиционной  политике, глядя на первые шаги нашей команды в управлении регионом,  конечно, уже иначе их воспринимаем. Как моя младшая дочка учится ходить, и ее заносит на поворотах, так,  наверное, и нас заносило. Мы тогда  думали: вот, сейчас примем законы,  весь мир инвесторов охнет и пойдет  сюда. А получилось не так. Струнный  транспорт Юницкого, проект с дирижаблями  («Локомоскай») или даже инвестпроект Игоря Бабаева, который расписывал, как с ним мы будем красиво жить — со счастливыми крестьянами  и крестьянками... А в итоге ничего так  и не создал. Сегодня я бы не подписал  ни одного инвестиционного соглашения без глубокой проверки серьезности намерений, возможностей инвестора и реальности проекта. Мы правильно определили направление, правильно пошли, но если заново сейчас начать, многое бы я сделал по-другому.

— Каждый год в инвестиционной  деятельности облправительства что-то меняется. Переставляются акценты, появляются новые направления, новые формы. Это случайно или планомерно? Или, может, само время  диктует вам ваши действия?

— Меняется. Но это не Броуновское движение. Есть четко выверенная стратегия. Возможно, мы не всегда четко освещаем свои шаги, но инвестиции — это  такое интимное дело, не терпящее суеты  и излишнего озвучивания, тем более  что у нас сильные соседи — Самарская  губерния, Татарстан — которые следят за каждым нашим шагом. Хотя это хорошо. Это нас заставляет быть все время в форме. Для нас главная задача — быть лидером. А потеря темпов равнозначна потере курса, и мы не имеем права даже чуть-чуть передохнуть. Конечно, самим временем корректируются и тактика,  и стратегия. Само время заставляет реагировать на изменения, о которых мы не задумывались. Вот айфон. Кто еще вчера мог знать, что появится именно такой аппарат, который заменяет компьютер? Кто мог знать, что вчерашние мальчишки и девчонки вдруг станут айтишниками мирового уровня? Для нас это тоже было открытием, и, конечно же,  мы не могли на это не отреагировать,  и стараемся сформировать IT-кластер, чтобы развить это направление. Появляется новая генерация талантливой молодежи, готовой работать в регионе, и мы просто обязаны воспользоваться этим позитивным явлением и дать ему  развиться именно в Ульяновской области. Отсюда и наноцентр, и кластер  креативных технологий, и создаваемый Музей СССР.

— Поскольку с представителями  большинства крупных инвесторов  вы общаетесь лично, можете ли сказать, как изменились за прошедшее  с 2005 года время отношение инвесторов к Ульяновской области и их настроения? Меняется ли сам инвестор,  его желания и запросы? Чего сегодня  хочет инвестор?

— Приходящие к нам инвесторы  во многом зависят от наших требований,  а они изменились. Мы стали очень разборчивыми, в том числе и в отношении  местных инвесторов. Нам не нужны предприятия, которые могут рухнуть  при первом дуновении кризиса, не нужны отверточные сборки и компании  с низкой зарплатой. Нужны перспективные и высокотехнологичные. Но изменились и инвесторы. Раньше они приходили с первым вопросом: «Какие льготы  вы нам дадите?». Сегодня первый вопрос: «Есть ли у вас грамотные специалисты,  и особенно — со знанием иностранных  языков?». И второй вопрос: «Нам надо  знать, насколько здесь будет безопасно,  насколько комфортные условия проживания специалистов, насколько мы здесь  будем мобильными, хорошие ли дороги,  гостиницы, рестораны. Вот и мы меняем  свои задачи, создавая для них комфортные условия, а заодно и вытаскивая себя,  как Мюнхгаузен, за волосы из болота. Так, к примеру, сейчас планируется  новый огромный город вокруг аэропорта  «Ульяновск- Восточный» и портовой особой экономической зоны — с большими  научным и деловым комплексами.

— Что бы вы назвали идеальными  условиями для инвесторов? Хотя бы  по каким-то параметрам Ульяновская область приближается к этой  планке?

— Самые идеальные условия — чтобы  инвестор практически к нам, в областное  правительство не приходил. Чтобы он пришел сюда, сам нашел здесь партнера,  а нас только пригласили, сказав: «Уважаемая власть, мы оформили классные  партнерские отношения с компанией  Иванова или Сидорова, мы знаем, что  ваше инвестиционное законодательство  хорошо работает, и нам не нужны ваше ручное управление и все эти «зонтики».  Нам нужно только, чтобы вы знали, что  мы пришли, и не отказались прийти  к нам на открытие предприятия». Вот,  чего надо добиться. Чтобы мы больше не вмешивались в процесс, чтобы он шел  сам без помех и преград.

— Теоретики говорят о двух главных факторах, влияющих на решение  инвестора при принятии решения о вхождении в регион — максимизация прибыли и минимизация рисков. Первое — различные льготы и невысокая стоимость труда в регионе — это  в Ульяновской области обеспечено.  А как обстоят дела со вторым фактором? Чем обеспечивается минимизация рисков?

— Мы уже можем поделиться с другими регионами своими стандартами  инвестиционной деятельности. А там  все прописано, и это выложено на сайте в моем инвестиционном послании на нескольких языках — что я как губернатор обязуюсь быть уполномоченным  по защите прав инвесторов, являюсь  гарантом сохранения их собственности и  минимизации рисков, во многих  случаях — личным сопровождающим  инвестпроектов. Когда инвесторы просили особые гарантии, мы для спокойствия банкиров отдавали в залоговый  фонд здание областного правительства  (куда уж надежней!), были случаи, когда  в особо важных случаях я гарантировал  надежность собственным имуществом,  хотя это категорически не нравилось  жене. Сейчас это уже пройденный этап,  так что, раскрывать, под какой проект,  не буду. Сейчас ситуация изменилась,  и такие эксперименты, надеюсь, больше  не нужны.

— Крупные инвесторы, намеренные создавать в регионе производства,  требующие квалифицированного труда, начинают, особенно в последнее  время, интересоваться наличием в регионе специалистов соответствующего профиля. В то же время высшие  и средние специальные учебные заведения региона не успевают отвечать на запросы рынка готов ли регион  обеспечивать потребность в квалифицированных специалистах? Пытаетесь ли вы что-то предпринимать для решения этой проблемы?

— Да, проблема есть. В ближайшее  время совместно со СМИ будем пересматривать роль и место высших  и средних учебных заведений в развитии региона. Они так и не услышали, когда еще три года назад я говорил о новой стратегии Ульяновской  области — так называемой «тройной  спирали» (концепция инновационного  развития, отражающая взаимодействие  государства, науки и бизнеса. Основной  ее тезис — в инновационном развитии  доминирующее положение начинают  занимать институты, ответственные за создание нового знания — «ОР»).

По этой стратегии локомотивом развития региона должно стать высшее образование. Услышали только те, кто занимается IT. И это уже дало возможность двигаться в инновационном направлении как бизнесу, так и науке. Возможно, раз не слышат, нам надо что-то  серьезно пересматривать в ректорском  корпусе. Если так и не услышат, мы  не будем рисковать будущим региона.  У нас слишком амбициозные планы.  На карте самое дорогое — авторитет  и качество жизни Ульяновской области.  Поставим вопрос перед Министерством  образования РФ об освобождении того  или иного ректора от занимаемой должности.

— На мой взгляд, одним из важных факторов для инвестора должна  быть прозрачность всей социально-экономической деятельности власти,  максимальная открытость и доступность экономической и управленческой информации, поскольку именно  это дает инвестору возможность экономических анализов и прогнозов,  оценки рисков, а значит, их снижения. Но обычно чиновники не любят  раскрывать информацию. Удается ли  вам разрушить эти барьеры? Как?

— Наверное, в первую очередь личным примером. Инициаторы социально-значимых инвестиционных проектов располагают номером моего мобильного  телефона и могу т позвонить мне в любой  момент для оперативного решения вопросов реализации проекта. Кроме того,  с первых дней своей работы в качестве  губернатора я придаю колоссальное значение взаимодействию с экспертным  сообществом, вы знаете, у нас есть совет  по инвестициям и правительственная  комиссия по развитию малого и среднего  предпринимательства, и большинство  участников этих советов — представители общественности. Только та к мы можем  получить качественную обратную связь  и понять, в правильном ли направлении  движемся. Хотя, на самом деле, в излишней открытости можно заметить свои  неприятные минусы. Не всегда приятно  слышать ерничанье со стороны недовольных властью. Есть же многие регионы,  которые ничего не открывают, и ничего,  работают. Но я стараюсь и дальше следовать прежним курсом, обеспечивая  максимальную открытость областного  правительства и муниципалитетов. Все  основные совещания уже не один год  у нас идут в интернет-трансляции, и послушать их можно в любой точке мира.  И мы никогда не откажемся от участия  в федеральном пилотном проекте «Открытый регион», обеспечивающем обратную связь с населением и открытость  данных о деятельности регионального  правительства.

— Одой из основных задач в работе  областного правительства вы назвали  деятельность по обеспечению роста  заработной платы на предприятиях  региона и поставили задачу довести  ее до уровня средней по Приволжскому федеральному округу. Но ведь  именно невысокая стоимость труда В регионе является привлекательным для инвестором фактором. Более  того, агентство «Эксперт РА» отнесло  Ульяновскую область к третьей волне  инвестиционной привлекательности, где шансы выбиться в новые лидеры получают регионы с умеренным  и невысоким уровнем зарплат. Не рубите ли вы сук, на котором сидите?

— Нет. Обратите внимание, что высокотехнологичные компании, пришедшие к нам, устанавливают своим сотрудникам зарплат у в полтора-два раза  выше средней зарплаты в регионе, и она  значительно выше средней по России.  И мы ставим перед собой цель повысить  зарплату до уровня средней по России.  Потому что сегодня заинтересованность  нормального, сильного, высокотехнологичного инвестора (а именно такой  сегодня нам нужен) не столько в дешевой  рабочей силе, сколько в квалифицированных кадрах. Смотрите: Татарстан строит  Иннополис, а людей-то нет! И откуда они  будут брать? Звать из соседних регионов.  И низкая зарплата в Ульяновской области  будет лишь способствовать оттоку ценных кадров, лишая нас главного ресурса.  А держать низкую зарплату ради каких-то не очень выгодных инвесторов и унижать население региона неправильно.  У нас другие планы — Ульяновск станет  городом-миллионником. К нам в высоко технологичные отрасли — и в авиационный, и в ядерно-инновационный кластеры приедут специалисты из других Регионов — в ближайшее время более десяти тысяч человек, и мы должны будем создать соответствующее качество жизни.  И будут ехать еще, если мы исполним  свои планы. И для инвестора мы будем  все более привлекательными, если сможем сохранить свои квалифицированные  кадры и привлечь в регион новые.

— Принимая решение о вхождении  в регион, любой крупный инвестор  оценивает и социально-политические  риски. Для инвесторов главное — стабильность. Как вы сами оцениваете  социально-политическую ситуацию  в регионе? Как лучше добиваться  социально-политической стабильности  — жестким политическим руководством или, наоборот, максимальной демократизацией?

— У нас реально стабильная ситуация. Стабильность — она ведь многогранна. Это и стабильность в деятельности правительства, и стабильность  в отношениях между уровнями власти,  и стабильность в обществе. В руководстве регионом стабильность достигается  четкостью управления, наверное, нужна  и жесткость, хотя не всегда получается. Даже в административной работе  я стараюсь, как вы знаете, придерживаться демократических принципов. Плюрализма мнений у нас достаточно,  но если уж решили, то дальше четкое  исполнение или жесткие санкции. Для  стабильности в отношениях между уровнями власти мы с Мариной Павловной  (Беспаловой, главой Ульяновска.— «ОР»),  ознакомившись с западным опытом,  решили создать совет региональных  и местных властей — это как раз та скрепа, о которой говорил Владимир Путин,  которая позволяет слушать и слышать  друг друга. В обществе единодушия  не может быть, но взаимопонимание  необходимо. Поэтому и созданы и Общественная палата региона, и ее боевой отряд — Палата справедливости. А сейчас  у палаты справедливости появляется и карающий меч — Народный контроль, который будет не просто выявлять нарушения, а реально восстанавливать  справедливость. А для стабильности  необходимо именно это, а не разговоры  о несправедливости. И еще один элемент  стабильности — сам губернатор. И сейчас могу вполне официально сказать, что  не собираюсь никуда уходить и планирую следующие выборы выиграть, тем  самым как минимум до 2021 года обеспечить и на этом уровне стабильность  в Ульяновской области.

— Недавно, выступая с отчетом  перед Законодательным собранием  региона, вы назвали формулу успеха  Ульяновской области — восемь «и»,  на четыре «и» обогнав при этом Дмитрия Медведева, который, будучи  президентом, дал четыре направления реформ: институты, инфраструктура, инновации и инвестиции. А у вас еще интернационализация,  интеграция, интерактив, интенсификация. Что в данном случае означает интерактив?

— Я уже много раз говорил, что мы  строим творчески активный, креативный регион мирового  уровня. Мы  должны создать элиту, которая сможет  в полном объеме реализовать себя в Ульяновской области. А это невозможно без взаимодействия. Интерактив — это  и есть взаимодействие с обществом,  с его активной частью. Мне рассказывали специалисты, в теории автоматики  есть такой термин, который часто применяют, говоря об отношениях власти  И общества — обратная связь. Так вот,  в автоматике обратная связь, оценивая  результат выполнения функции, подает  сигнал управляющему модулю на корректировку действия, если результат  отклонился от нормы. Все это обеспечивает устойчивость работы системы и ее  стабильность. Интерактив — это и есть  та обратная связь, которая позволяет региону и его экономике сохранять устойчивость и стабильность, обеспечивает  поступательное развитие.

— Некоторые называют вас мечтателем и даже фантазером. Это так?

— Ульяновская область всегда была  и будет креативной и активной в освоении нового. Не было бы мечтателей—  не было бы и авиации, на которую сделал ставку наш регион. Я думаю, быть  немного мечтателем и фантазером необходимо. Ставить задачи, которые на первый взгляд кажутся невыполнимыми,  но только потому что люди оценивают  их с привычной точки зрения и не пытаются искать новые пути решения. Это  риск. Но без такого риска невозможно  выйти в лидеры.

 

Журнал "Открытый регион" со статьей Губернатора Ульяновской области С .И.Морозова, июнь 2013 

Добавлено: 27 июня 2013 года, 17:40

Изменено: 28 июня 2013 года, 10:49