Ульяновская область. Человеческие ресурсы и рынок труда. Анализ ситуации и обоснования стратегических направлений развития

Ульяновская область занимает серединное положение среди российских регионов по многим показателям социально-экономического развития, но эта позиция – в нижней части «середины». Такую ситуацию хорошо отражают данные индекса развития человеческого потенциала (ИРЧП), рассчитываемого по методике ООН. В 2013 г. по этому показателю Ульяновская область заняла 48 место,[1] в 2011 г. - 46 место, в 2006 г. - 44 место. При всей неустойчивости развития российских регионов и известной условности рейтингов как способа сравнения (стоит добавить или удалить 1 показатель и изменится позиция в рейтинге) индекс ИРЧП отличается сбалансированностью, и считается признанным интегральным показателем социального положения страны или территории, включая компоненты дохода, образования и продолжительности жизни. Положение чуть ниже среднего характерно для области и по другим индикаторам социально-экономического развития, для этого достаточно взять статистический сборник «Регионы России. Социально-экономические показатели. 2013». Что касается постепенного снижения ИРЧП, то оно отражает объективные неблагоприятные тенденции развития области – прежде всего, в части доходов и образования.

В чем состоят основные слабости и возможные источники развития региона?

Слабые стороны

- Отрицательный миграционный прирост на фоне естественной убыли населения, то и другое носит устойчивый характер

- Низкая средняя заработная плата, в т.ч. в реальном выражении в большинстве отраслей, не способствующая закреплению работников, и тем более – привлечению работников из других регионов, а также повышению экономической активности собственного населения.

- Низкие среднедушевые доходы (по среднедушевым доходам область заняла 63 место среди субъектов РФ, по среднемесячной номинальной заработной плате 68 место, а в натуральных показателях доходов, например, по числу владельцев автомобилей на 1000 чел. - 56 место).

- Недостаток вузов для привлечения молодежи и повышения человеческого капитала собственных трудовых ресурсов (по числу вузов 10-12 место в ПФО; по числу студентов вузов на 10000 жителей 36 место в РФ[2] и 7 место в ПФО, где область обходят ее ближайшие соседи).

- Невысокая квалификация работников (23% занятых составляют люди со средним полным общим образованием и 28% - со средним специальным образованием, тогда как доля работников с высшим образованием среди занятых составляет 27%, что соответствует 7 месту в ПФО) [3].

- Низкий уровень компьютеризации рабочих мест (по числу персональных компьютеров на 100 работников область располагается между 42-51 местом в РФ)[4].

Сильные стороны

Их немного и они находятся в сфере не столько экономики, сколько социально-политическом климате и географическом положении.

- Благоприятное географическое положение с доступом к богатым природным и транспортным ресурсам Волги

- Узнаваемость региона благодаря исторической славе родины Ленина, которая в сочетании с благородной дореволюционной репутацией семьи Ульяновых в духе просвещения и семейных ценностей, создает удачный брэнд, по сути лишенный революционного или лево-радикального привкуса (похожее использование брэнда характерно для газет «Московский комсомолец» или «Комсомольская правда», для «Театра им. Ленинского комсомола» и пр.)

- Относительно благоприятный социальный климат и состояние общественных настроений – о чем говорит, в частности, положение области в рейтинге социального самочувствия регионов, рассчитанного Фондом развития гражданского общества[5].

Угрозы

- Повышенная зависимость от федеральных трансфертов, выражающаяся в сравнительно высокой доле занятых в бюджетных секторах и высокой доле социальных выплат в доходах населения.

- Почти полное отсутствие предприятий и видов деятельности с рекордами общероссийского уровня в своем сегменте, что обусловливает невысокую конкурентоспособность областной продукции

- Преобладание в обрабатывающих отраслях машиностроения (37% от занятых в обработке и 53% в объеме производства) может рассматриваться и как возможность, и как угроза – отрасль машиностроения достаточно уязвима при неблагоприятной конъюнктуре, удерживается на плаву в значительной части за счет импортозамещения ; данная особенность может обернуться благоприятными возможностями в случае серьезной модернизации, которая в машиностроении (в этом его уязвимость) требует больших инвестиций

- Сравнительно высокий по сравнению с центральной Россией и ПФО уровень общей безработицы среди молодого населения - в возрасте 20-29 и 30-39 лет указывает на отсутствие перспектив для молодых кадров[6].

Возможности

Целый ряд заделов, которые есть у области, имеют на фоне слабостей и угроз достаточно скромный и неопределенный характер, так что было бы преждевременно называть это «сильной стороной». Для того, чтобы превратить имеющиеся преимущества в силу, нужно еще приложить немало усилий, поэтому они сформулированы как «возможности».

- Положительная динамика промышленного производства в ряде важных для области обрабатывающих производств, в частности в пищевой промышленности (на отрасль приходится 13% занятых в обработке), производстве транспортных средств (37 % занятых), металлургии и производстве металлических изделий (9% занятых), производстве неметаллических минеральных продуктов (7% занятых), производстве резиновых и пластмассовых изделий (менее 2% занятых в обработке), а также электротехнике (около 12%занятых) (Таблица 1).

- Прирост поступления налогов от субъектов МСП, удельный вес малых и микропредприятий выше, чем в среднем в ПФО (таблица 64 Аналитического отчета).

- Рост (хотя и скромный) в структуре занятых удельного веса услуговых отраслей современной рыночной экономики – таких, как операции с недвижимостью и бизнес услуги, финансовая сфера, гостиничный и ресторанный комплекс.

- Высокий уровень занятости в социальной сфере – прежде всего, в образовании (11,6% от общего числа занятых) и здравоохранении (10% от общего числа занятых), что приближается к международным стандартам и могло бы создавать условия для социальной стабильности. Однако у этого преимущества есть оборотная сторона – зависимость от федеральных трансфертов и низкая конкурентоспособность других отраслей по зарплате, уступающая уровню бюджетников.

- Сравнительно низкий уровень преступности ( по числу зарегистрированных преступлений у области 60 место, еще лучше выглядят соседняя Саратовская и Пензенская область, а также республика Мордовия)

- Невысокий общий уровень безработицы, а также существенно более низкий показатель безработицы в младшем трудоспособном возрасте 15-19 лет (15% против 28% по РФ и 20% в ПФО).

- Более низкие темпы роста цен на жилье, более высокая обеспеченность жильем, самостоятельное строительство жилья.

- Высокая эффективность персонала организаций, занятого НИР; сравнительно высокая заработная плата научных работников (163% от средней по области).

Какие выводы и предложения напрашиваются из сказанного?

На протяжении всей постсоветской истории область отличается социальной стабильностью. Ее основной может служить как традиционно многонациональный состав населения, обычно приучающий людей к терпимости, так и слава родины Ленина, определившая устойчивый постсоветский консерватизм лево-центристского толка. На фоне очень средних социально-экономических результатов даже для ПФО, которые на протяжении двух десятилетий демонстрирует область, это говорит о некотором не до конца израсходованном запасе прочности. Это – важный фон для осуществления социально-экономических преобразований. Но его не следует путать с гарантией успешности инерционного сценария развития, поскольку это- инерция, едущая вниз, а не вверх.

Положение «слабенькой середины», не позволяет рассчитывать на то, что на основе инерционного развития с сохранением сегодняшних структурных пропорций и неизменности сегодняшних ориентиров социально-экономического развития без выделения новых приоритетов, области удастся сохранить даже сегодняшние позиции в среднесрочной перспективе. Тем более этого не стоит ожидать в долгосрочной перспективе, не говоря уже о том, чтобы упрочить свои позиции.

Главная проблема состоит в том, что область занимает средние и ниже средних позиции даже в опорных, ключевых для себя отраслях, которые в других условиях могли бы стать «локомотивами» экономического рывка. Это в первую очередь касается обрабатывающей промышленности, но также услуговых отраслей, удельный вес которых и положительная динамика пока еще слишком незначительны на фоне успехов соседнего Татарстана, Самарской и Нижегородской области, а по отдельным направлениям –и других регионов ПФО.

Не может быть основной новой политики и поворот к социальной сфере, высокая доля занятых в которых (выше, чем в Москве) обусловлена не постиндустриальной ориентацией экономики Ульяновской области, а низким уровнем средней заработной платы и отсутствием потенциала в других отраслях, на фоне которых положение бюджетных организаций выглядит лучше, но не хорошо. Так, не от хорошей жизни в Ульяновской области заработная плата врачей – заметно выше средней заработной платы в области (150%), а зарплата педагогов дошкольных учреждений почти достигает средней (99%). Для сравнения: в соседнем Татарстане соответствующие значения составляют 120% для врачей и 97% для педагогов дошкольных учреждений, а в Москве -соответственно 113% и 70%. Учитывая и так высокую нагрузку на бюджет, форсирование развития через непроизводственную сферу, прежде всего – образование и здравоохранение, было бы неоправданным.

Что же могло бы стать новым курсом развития области?

По аналогии с ленинским нэпом стоило бы его назвать «новой экономической политикой», где основными векторами могли бы стать три, в такой последовательности: 1-е – максимальное освобождение низовой предпринимательской инициативы за счет создания режима наибольшего благоприятствования вхождению в предпринимательскую среду, 2-е – стимулирование уже зарекомендовавших себя инновационных комплексов и их научных кадров (научные кадры, ввиду их редкости, сохранили в области утраченный в других местах социальный статус, что можно считать моральным ресурсом, их в области достаточно мало, поэтому легче создать условия, единственное – должна поощряться результативность, а не участие), 3-е – развитие точек роста в обрабатывающей промышленности, 4-е - развитие сельского хозяйства как поддерживающего фона (во-первых, для малого бизнеса и поддержки населения, в т.ч. в интересах социальной стабильности, а во-вторых, в поисках источников конкурентоспособности на региональном и общероссийском рынке, поскольку сельское хозяйство области демонстрирует рост, и стоит этим пользоваться).

Почему развитие предпринимательства, а не возрождение промышленности стоит поставить на 1е место? – Прежде всего, потому, что на первом месте должно быть то, что послужит магнитом для молодежи, внешних трудовых ресурсов и бизнеса. Если в области будут созданы более предпочтительные, чем в других регионах ПФО условия для бизнеса, удастся переломить: а) неблагоприятную миграционную динамику, б) создать новые рабочие места и источники дохода для большего числа людей, в) запустить механизм экономического роста за счет широкого вовлечения населения. Более высокий уровень общественного доверия, который существует в области, позволяет активизировать массовую инициативу, что может быть не под силу другим регионам с другой социальной средой.

Почему промышленность в целом не следует рассматривать в качестве цели №1 легко объяснить. Во-первых, в ней труднее быстро создать преимущества, которые привлекли бы людей со стороны и молодежь. Это довольно дорого, у этих мер – отложенный эффект. Во-вторых, как уже отмечалось в начале, в промышленности области почти нет безусловных общероссийских достижений, либо достижений, способных выйти на мировой рынок. В-третьих, на сегодняшний день главная проблема ульяновской промышленности даже в условиях оживления – низкая конкурентоспособность на рынке труда. Неконкурентная заработная плата ставит преграду эффективному росту в связи со сжатием ресурсов обновления кадров. Но заработная плата в негосударственном секторе не может быть поднята механически, это объективный экономический индикатор. Ниже мы сравнили зарплату в ряде отраслей промышленности с соседними регионами Поволжья[7].

В обрабатывающей промышленности неплохо с точки зрения индексов промышленного производства (Таблица 74 Аналитического отчета) выглядит в последние 5 лет целый ряд отраслей, однако в них конкурентоспособностью заработной платы не отличается почти никто. Так, в производстве пищевых продуктов, включая напитки и табак, наблюдается устойчивый рост индексов в течение 5 последних лет. Но по зарплате среди близлежащих областей Ульяновская область превосходит только Саратовскую область (на 14%), находится примерно на уровне республик Мордовия и Чувашия, и уступает Самарской области и Татарстану (соответственно на 12% и 22%). В производстве резиновых и пластмассовых изделий рост индексов наблюдался 4 года из 5 (кроме 2009 г.), но отраслевая заработная плата в Ульяновской области – самая низкая по сравнению со всеми близлежащими регионами, включая Мордовию, а отрыв от лидера по отраслевой заработной плате – Татарстана составляет 66%. И даже от экономически слабой Мордовии отставание составляет 20% ( это без учета того, что покупательная способность заработной платы в Мордовии выше, чем в Ульяновской области).

В металлургическом производстве и производстве готовых металлических изделий рост индексов наблюдался 4 года из 5 (кроме 2009 г.), но здесь оплата труда в области также одна из самых низких – ниже Ульяновской области она только в Мордовии; от следующей по уровню Чувашии Ульяновская область отстает в этой отрасли на 9%, от следующей по уровню Самарской области – уже на 23%, а от отраслевого лидера по зарплате Саратовской области – на 43%. Производство прочих неметаллических минеральных продуктов также демонстрирует рост индексов, кроме 2009 г. Здесь отраслевой уровень заработной платы в Ульяновской области выше, чем в Чувашии и Самарской области на 4%, но ниже, чем в остальных прилегающих регионах, хотя и не намного - в частности, от лидера Саратовской области – на 4%. В такой значимой для области отрасли, как производство транспортных средств и оборудования рост индексов промышленного производства также наблюдался 4 года из 5. Но отраслевая заработная плата в Ульяновской области - выше только Мордовии и Пензенской области (соответственно на 12% и на 5%), отставая от «передовиков» - Самарской области – на 27%, Татарстана - на 22%.

В последние 3 года по индексам выдвинулось вперед производство электрооборудования, электронного и оптического оборудования. Здесь у Ульяновской области несколько больше шансов проявить себя, но не столько из-за достигнутого уровня заработной платы – формально он опережает только Чувашию и Мордовию среди близлежащих регионов, сколько из-за общей низкой дифференциации оплаты труда в этой отрасли и в ближайшем окружении. В таких условиях развитие отрасли будет зависеть от ее собственных резервов, а также возможностей поддержки со стороны региональной власти - в виде благоприятного режима предпринимательской деятельности, помощи в установлении контактов и кооперации с передовыми предприятиями отрасли из других регионов и стран.

На химическую отрасль в части рывка надежд гораздо меньше. Дифференциация заработной платы в отрасли весьма высока. То, что Ульяновская зарплата выше уровня Мордовии на 48% не дает оснований для оптимизма, т.к. во всех остальных прилегающих областях она выше, чем в Ульяновской области, причем, в регионах-лидерах Самаре на 60%, а в Татарстане – в 2 раза. Хотя в 2012 году здесь наметился заметный рост по индексам производства, в предыдущие годы отмечался устойчивый спад, поэтому для выхода отрасли из кризиса в области еще нужно время, тем более оно нужно для поиска конкурентных преимуществ области в этом сегменте и привлечения работников.

Напомним, что вопрос о конкурентоспособности заработной платы очень важен для привлечения/удержания в регионе рабочей силы, поскольку область переживает естественную убыль населения, нехватку молодых и квалифицированных кадров, причем, данные тенденции, характерные для многих регионов европейской России, сопровождаются еще и отрицательным сальдо миграции, что ухудшает экономические перспективы области даже в случае сохранения позитивных тенденций в указанных отраслях.

Какие выводы для стратегии в направлении развития обрабатывающей промышленности можно сделать из этих данных?

  1. Увеличение доли отраслей в структуре занятых обычно отражает позитивные сдвиги в их экономическом положении. В то же время как видно из Таблицы 1, большинство укрупненных отраслей обработки в 2009-2012 гг. демонстрируют рост в структуре занятых, но рост неустойчивый и не слишком значительный (за исключением пищевой, деревообрабатывающей промышленности, производства резиновых и пластиковых изделий, промышленности строительных материалов – DA, DD, DH и DI, но это все низко-технологичный отрасли, а производство резины и пластика к тому же имеет незначительную долю в структуре). Подобная динамика дает недостаточно оснований для выбора приоритетов поддержки и назначения драйверов экономического роста.
  2. Всех поддержать не удастся. Именно поэтому в поддержке всех следует ориентироваться на создание благоприятного предпринимательского климата и свободы – причем, такой, которой нет у более успешных соседей, и тогда жизнеспособные отрасли обрабатывающей промышленности, в особенности в низкотехнологичных областях, как вообще жизнеспособный бизнес, выживет и разовьется сам.
  3. С учетом конкурентоспособности зарплат в сочетании с наметившимися тенденциями роста можно рассчитывать на более благоприятные перспективы в производстве электрооборудования, электронного и оптического оборудования (группа DJ); производстве прочих неметаллических минеральных продуктов (DI) и в пищевой промышленности (DA). В этих отраслях оплата труда выглядит относительно благоприятно и в отраслевом межрегиональном разрезе, и в межотраслевом разрезе. Что касается остальных отраслей, то здесь имеет смысл поддерживать отдельные инновационные предприятия, обладающие прорывными точками роста с точки зрения перспективного технологического прогноза.
  4. Важной репутационной составляющей производственного «профиля» области является авиационный кластер. Причем здесь для привлечения людей и ресурсов в регион важна «связка»: авиационное производство – авиационное образование (Ульяновское высшее авиационное училище, УВАУ ГА, является образовательным учреждением №1 в России по подготовке пилотов гражданской авиации). Однако нужна всесторонняя инвентаризация ресурсов для понимания того, какими реальными заделами на перспективу обладают и училище, и «Авиастар», и другие составляющие кластера, а также, сколько может стоить дальнейшая модернизация. Если говорить об училище, какая у него учебно-тренировочная база, кадровый состав. Поскольку Ульяновск не обладает серьезным авиантранспортным узлом для трудоустройства выпускников училища, возможно стоит усилить, если он есть, направление по подготовке инженерно-технических кадров для авиации, задуматься о подготовке молодежи из СНГ и заинтересованных стран дальнего зарубежья (условно – Индии, Сирии). Так, чтобы Ульяновск стал кузницей авиационных кадров, и часть выпускников могла трудоустроиться в регионе. Возрождение былой славы «Авиастара» (как и авиационного училища) могло бы сыграть важную мобилизационную роль как для населения, так и для привлечения новых ресурсов и кадров в область. (Важные шаги в этом направлении уже делаются - это приглашение узбекских, а недавно и украинских специалистов руководством Авиастара.) Но чтобы люди видели перспективы, получив вид на жительство, эти перспективы должны быть у предприятия, причем, яркие. Известно, что в линейке предприятий ОАК «Авиастар» заявлен головной площадкой по производству транспортных самолетов, предприятие получило госзаказ, но это и много (по сравнению с началом 2000х такие ресурсы не снились), и мало (для перелома сегодняшнего положения области). Возможности экономического развития кластера требуют дальнейшего изучения, включая форсайт исследования. Поскольку Ульяновская область не имеет большого числа предприятий с общероссийской славой, Авиастар и авиационный кластер должен стать маяком для привлечения внимания не только к себе, но и к региону. Для этого он должен быть образцом модернизации. А что могут сегодня увидеть люди на уровне кадров и вакансий? – Открываем базу данных Службы занятости. Должность инженер-программист, вакансии с заработной платой от 9000 до 20 000тыс., где 9000 заявил местный вуз, 20 000 – частное предприятие по управлению недвижимостью и торговое предприятие, а «Авиастар» - 13000 руб. Это объективная ситуация, в такие условия люди массово не поедут, а области для возрождения нужен массовый эффект.

 

Таблица 1. Структура занятых в обрабатывающей промышленности
(вся обработка=100% в соответствующем году)

Год

DA Производство пищевых продуктов, включая напитки, и табак

DB Текстильное и швейное производство

DC Производство кожи, изделий из кожи и производство обуви

DD Обработка древесины и производство изделий из дерева

DE Целлюлозно-бумажное производство; издательская и полиграфическая деятельность

DG Химическое производство

DH

Рез. Пластм.

DI Производство прочих неметаллических минеральных продуктов

DJ Металлургическое производство и производство готовых металлических изделий

DL Производство электрооборудования, электронного и оптического оборудования

DM Производство транспортных средств и оборудования

DN Прочие производства

2009

1,3

6,4

0,2

5,6

2,8

0,4

1,1

6,5

8,1

16,2

36,5

4,9

2010

12,4

6,3

 

0,3

5,8

3,1

0,4

1,0

6,9

7,9

13,4

37,4

5,2

2011

13,3

4,4

0,2

6,2

3,1

0,4

1,7

7,1

9,4

13,0

36,9

4,4

2012

13,2

4,5

0,1

6,8

3,1

0,5

1,7

7,3

9,3

11,8

37,1

4,5

 

Цели, мероприятия, показатели

Выбор драйверов развития области должен решать основную экономическую проблему развития - преодоление утечки и привлечение новых человеческих ресурсов (Цель). Реализация основной цели предполагает удержание и привлечения в область трудовых ресурсов со следующими характеристиками (подцели): а) младшего возраста (для перелома тенденции старения и ухода на пенсию кадров, подготовленных еще в советское время); б) квалифицированных кадров (как показывает опыт разных стран, будущее развитие предполагает структурные сдвиги в пользу отраслей и услуг, имеющих высокий удельный вес квалифицированного труда, причем, это наблюдается в т.ч. в промышленности; в) промышленных кадров с акцентом на рабочие специальности, включая потребности авиационного кластера. Для решения всех трех задач область должна стать в чем-то лучше успешных регионов-соседей, куда и утекают мобильные трудовые ресурсы. Что касается укрепления кадровой обеспеченности промышленности, то в целом промышленность проигрывает конкуренцию на рынке труда более высокооплачиваемым и/ или интеллектуально насыщенным отраслям не только в России , но и на Западе. Выходом является, во-первых, повышение заработной платы на промышленных предприятиях, которое происходит с повышением конкурентоспособности производимых товаров и расширением рынков сбыта, и во-вторых, привлечение рабочей силы из депрессивных регионов России и ближнего зарубежья.

Рассмотрим эти 3 направления по мероприятиям.

Подцель А. Привлечение молодежи к экономической деятельности в области

Подцель Б. Привлечение в область и развитие квалифицированных кадров

Подцель В. Обеспечение предприятий области в текущем режиме и на перспективу рабочими кадрами

Мероприятия для реализации указанных подцелей частично пересекаются, поэтому перечислены общим списком с указанием в скобках цели, которая при этом достигается.

Мероприятия:

(1)             Скорейшая реализация программы предоставления доступного широкополосного Интернета, способного передавать большие объемы информации, в каждую семью, в учебные заведения профессионального образования, их общежития, на предприятия, а также в общественные места (интернет-кафе, библиотеки и пр.)Доступность предполагает возможность работать в Интернете часами, а не только отправлять электронные письма и п. По данным российских и международных исследований, возможность работы в Интернете или через Интернет полезна целым рядом последствий: а) развивается рынок в сфере услуг и высококвалифицированного труда, б) развивается современная, а не отсталая самозанятость в виде фриланса, в) фрилансер сам обеспечивает себе доход и рабочее место, может совмещать такую работу с занятостью в организациях или учебой и компенсировать, тем самым, низкие доходы в регионе, г) большая часть фрилансеров работает удаленно – не надо уезжать из области, чтобы найти себе творческое дело в современной электронной экономике, д) фрилансом чаще других занимается молодежь, и это повышает экономическую активность населения, у) для молодежи, не имеющей опыта работы, фриланс - хорошая экономическая практика, а для более опытных и более способных – путевка в сферу самостоятельной предпринимательской деятельности. Подцель А, частично подцель Б

(2)             Развитие инфраструктуры поддержки молодежного и начинающего предпринимательства, создание молодежных бизнес-центров с бесплатным доступом к средствам связи, а также предоставление консультационных услуг (частично дотируемых, либо бесплатных, чтобы они были доступны всем желающим, либо тем, кто имеет первичную подготовку и серьезные намерения, в последнем случае можно проводить пороговое тестирование). Подобные молодежные бизнес-центры можно оборудовать и при центрах занятости, и при учебных заведениях, имеющих профиль в сфере бизнеса и экономики. Главное – чтобы они были доступны всем желающим и чтобы в них были специалисты, способные оказать консультативную помощь. В 1990-е годы в Ульяновской области создавались модельные центры занятости, которые служили для отработки методик активной политики на рынке труда и образцом для других регионов. Среди активных программ действовали, так называемые, «Клубы ищущих работу», обеспечивающие групповой тренинг для людей, нуждающихся в повышении конкурентоспособности на рынке труда, осуществлялось тестирование для оценки предпринимательского потенциала безработных, желающих начать собственное дело. Данный опыт следует «перепрофилировать» для решения задачи активизации молодежного предпринимательства и творчества, а для мастер-классов привлекать представителей успешного бизнеса. Помимо прямой задачи выявления талантливой молодежи для бизнеса и профессионального роста, это способствовало бы повышению экономической культуры населения, оживило бы предпринимательский климат, расширило социальную базу инновационной деятельности. Подцель А.

(3)             Инвентаризация учебных заведений среднего и высшего профессионального образования с целью выявления лидеров рынка профессионального образования, привлекательных для обучения кандидатов из других регионов России и ближнего зарубежья с последующим улучшением материальной базы таких образовательных лидеров, привлечения и стимулирования преподавательского состава с целью помочь этим лидерам повысить конкурентоспособность. Конкурентоспособность учебных заведений по сравнению с Нижним Новгородом, Казанью, Самарой и другими регионами могла бы выражаться в сочетании высокого качества услуг с более низкой оплатой обучения, более низкой оплатой/доступностью жилья в регионе, предоставлением учебной практики на лучших предприятиях области. Имя области связывается не столько с революционным прошлым Ленина, сколько с семьей Ульяновых и миссией образования. Восстановление репутации области в сфере профессионального образования – по тем направлениям, в которых область имеет достижения, должно найти достойное место в Стратегии, тем более, что развитие профессионального образования - удачный способ привлечения новых молодых кадров. Подцели А и Б.

(4)             В направлении привлечения молодежи из других регионов и стран ближнего зарубежья отдельной поддержки требует Ульяновское высшее авиационное училище УВАУ ГА. Проблема не в том, чтобы повысить популярность училища, оно популярно, а в том, чтобы: а) в 2-3 раза повысить набор (по крайней мере, в соответствии со спросом российской авиации) и б) повысить его общероссийскую и международную значимость как кузницы кадров авиации на всем постсоветском пространстве, а в перспективе и для дальнего зарубежья. Наиболее узким местом здесь является заработная плата инструкторов и, далее, отсутствие основных самолетов гражданской авиации (Airbus 320 и Boeing 737) в учебном парке. Расширение приема и повышение статуса летной подготовки в УВАУ ГА за счет международных абитуриентов и учащихся способствовало бы не только и не столько привлечению внимания молодежи к профессии пилота, но также к специализации по другим авиационным специальностям и ко всему авиационному кластеру, и что самое главное – к Ульяновской области как экономически перспективному региону. При всем уважении к авиационным заслугам области, сегодня утверждение об «авиационной столице России» носит характер скорее аванса на будущее, чем реальности, по крайней мере, за пределами области, а конкурировать за молодежь и профессиональные кадры надо с другими более успешными регионами. Подцели А и Б.

(5)             Для экономически сильных промышленных предприятий, в т.ч. авиационного кластера, можно предложить объединение усилий предприятий и профильных учебных заведений начального профессионального образования по набору учащихся и целевой подготовке для профильных предприятий области из других территорий России с более сложными экономическими или природными условиями (например, районы крайнего севера, национальные республики с высоким уровнем безработицы, такие как Калмыкия, Дагестан), это должно сопровождаться обеспечением условий для переселения и обустройства на новом месте. Подцель В.

(6)             Для экономически более слабых промышленных предприятий, либо предприятий с низким уровнем заработной платы едва ли не основным выходом является привлечение трудовых мигрантов из стран ближнего зарубежья при содействии властей области. Здесь также есть 2 канала привлечения ресурсов: а) краткосрочный способ – рекрутирование уже подготовленных работников соответствующего профиля в странах бывшего СССР (подобная практика применительно к инженерным кадрам есть у Авиастара, однако обустроить проживание нескольких инженеров – не то же самое, что значительного числа рабочих массовых профессий, нужно подготовить базу для такого рекрутирования); (Подцель В) б) долгосрочный способ – стимулирование приезда низкоквалифицированной молодежи из стран бывшего СССР с последующим обучением и предложением вариантов обустройства; в плане обустройства у одиноких молодых людей с низкой квалификацией меньше притязаний к условиям жизни, чем у квалифицированных и семейных, в то же время для привлечение необученных молодых людей из других стран, необходима разработка системы оценки потенциала кандидатов, условий их закрепления в области для обучения и последующей работы, а также разработка программ социально-культурной интеграции, включающей работу как с приезжими, так и с собственным населением (здесь нужно разностороннее участие областных властей). (Подцель А, В)

(7)             В качестве дополнительной меры можно предложить предприятиям области заключить договоры с профильными учебными заведениями начального и среднего профессионального образования соседних областей и республик ПФО для прохождения практики на предприятиях области с последующим трудоустройством в Ульяновской области. Эта мера пригодна в случае, во-первых, более высокой заработной платы по соответствующим рабочим профессиям в Ульяновской области по сравнению с соседними областями (этим могут похвастаться немногие предприятия, т.к. ульяновские зарплаты – одни из самых низких в ПФО), а также во-вторых, более благоприятных условий предоставления жилья (в этом случает требуется согласование подобной программы с программой в области молодежной политики по предоставлению жилья и строительству жилья для молодежи (Подцель А, В).

(8)             разработка системы навыков и квалификаций с оценкой текущего и перспективного спроса работодателей, перспектив технологического развития перспективных отраслей и предприятий области с последующей реформой учебных заведений профессионального образования под интересы развития экономики области.



[2] Регионы России. Социально экономические показатели. 2013. С.293, С.34.

[3] Труд и занятость в России.2013. С.82. У области довольно значительная доля занятых со средним специальным образованием (в ПФО 26%). Однако «кузницей кадров» среднего профессионального образования она не является. По доле студентов в учреждениях среднего профессионального образования на 10000 жителей у области – 6 место в ПФО и 26 в РФ).

[4] Регионы России. Социально экономические показатели. 2013. С.35.

[5] Данные замера 23.12.2013 и динамики с августа 2013 выглядят обнадеживающе – 15 место в рейтинге регионов с положительной динамикой за полгода http://civilfund.ru/mat/44 . Однако будет ошибкой считать эти рейтинги достаточным основанием для пригодности инерционного сценария дальнейшего развития из-за негативных экономических тенденций и неблагоприятного демографического фона.

[6] Это иная проблема, чем безработица в возрасте 15-19 лет, последняя характерна для большинства регионов из-за низкой конкурентоспособности ввиду отсутствия опыта работы и профессиональной подготовки.

[7] В данном сравнении для наглядности и простоты участвуют те регионы ПФО, с которыми граничит Ульяновская область – республики Мордовия, Чувашия, Татарстан, Самарская, Саратовская и Пензенская область. Этот выбор целесообразен еще и потому, что лучшие условия по зарплате в соседних регионах стимулируют временную или постоянную трудовую миграцию.

Добавлено: 25 марта 2014 года, 14:29

Изменено: 25 марта 2014 года, 15:15